?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Rudy Stevenson - It's just my job

Этот материал - дополнение к посту Day & Night.
Песня Руди Стивенсона. Он записал с Ниной Симон девять альбомов. Слушая Нину Симон, никогда не задумывалась об авторе песен и только сейчас узнала его имя.

Статья на портале Kreuzberger-chronik.

Сразу приношу извенения за возможные неточности в переводе.
И благодарю mila_n_ista за редактуру и помощь в подготовке этого поста.
Пост подготовлен hhhhhhhhl

Иногда он стоит на сцене. И играет. На своей гитаре, которая звучит так причудливо. В костюме, который выглядит, словно восстановленная модель из прошлого. В своём пиджаке на котором, кажется, по сей день сохранился отблеск золотых двадцатых - мистер Руди Стивенсон.



А иногда он сидит в Yorckschlösschen на диване без подушки. В дымной таверне с маленькой сценой, чем-то средним между пабом, гостиной и джаз-клубом, которая вне времени, которая всегда выглядела так же, как и сейчас - словно уголок дома. Стивенсон говорит, глядя на провода электропроводки, которые проходят под штукатуркой. «Там 17 слоёв, покрытых толстым слоем коричневой масляной краски, один под другим, как бамбуковые стены хижины дяди Тома».

Рудольф Стивенсон записал здесь три компакт-диска.<...> Но когда они с хозяином Yorckschlösschen встретились впервые, Стивенсон точно не знает. Он, извиняясь, поднимает руку, что так расслабленно лежала на спинке дивана, пожимает плечами и вздергивает брови. «Откуда я знаю, когда встретил Олафа? Это было давно! И я встречал так много людей! Наверное, я играл где-то ...».

Руди Стивенсон, Рудольф Стивенсон, действительно немногословен. Он почти не даёт интервью. Ни в Нью-Йорке, ни в Кройцберге. Даты, города, имена, голые факты в биографии его не заинтересуют. Он качает головой. Но это неважно. Потому что, если Стивенсон говорит, то пленяет слушателя не только громкими именами или названиями мегахитов, которые когда-то с кем-то исполнял, и даже не анекдотами из шоу-бизнеса». Он пленяет тембром своего голоса. «He’s got the blues» («В нём чувствуется блюз»). Это мелодия. Это своеобразный нежный тон. Это старый звук, который издаёт деревянный корпус его гитар. Они такие старые, «этот звук, я не знаю, откуда он возникает - из сердцевины дерева, от старости, - но это просто чудесно!»

У него есть два Гибсона (Gibson) и один Stratocaster, старый Fender. (Fender Stratocaster (или Strat) — модель электрогитары, разработанной Джорджем Фуллертоном, Лео Фендером и Фредди Таваресом в 1954 году и выпускаемой вплоть до настоящего времени.) Аналогичная модель у Эрика Клэптона. «Вы знаете Эрика Клэптона?» Точно такую он продал за полмиллиона долларов. Такую цифру Стивенсон уже не забудет. «Полмиллиона долларов!» - говорит он и задумчиво трёт виски; возможно, он всё-таки делал что-то неправильно в своей жизни – ну да всё равно, жизнь есть жизнь. «Полмиллиона! Куча денег!» Стивенсон купил свой Гибсон тридцать или сорок лет тому назад, точно уже и не вспомнит, «столько прошло времени с тех пор», купил где-то в Нью-Йорке, в каком-то дискаунтере за 150 долларов. «Тогда это были большие деньги».

Однако затраты себя оправдали. На каждую из них. Они путешествовали. Он и его гитары. С Super 400 он объехали полмира. И он остается верен путешествиям по сей день. Даже если уже не так строен, как прежде, а на самом деле слишком располнел, чтобы с удобством располагаться на задних сиденьях этих маленьких немецких автомобилей. В Нью-Йорке автомобили больше, но Берлин похож на Нью-Йорк. «Возможно, не такой сумасшедший». Однако здесь на протяжении всей ночи можно найти, где поесть. И кругом музыка. «Я люблю Берлин. Я мог бы вернуться назад, но не хочу. Иногда мне звонят и спрашивают, не опасно ли в этом городе, полном нацизма, и тому подобное. Тогда я рассказываю, что еду со своим Гибсоном в клуб на метро, а около трёх ночи возвращаюсь домой пешком».

Которая из трёх гитар самая любимая, он точно не знает. У всего есть плюсы и минусы. Так же и с гитарами. Он и сам как-то уже позабыл, когда и почему вообще начал заниматься музыкой. «Слишком много лет прошло с тех пор». Возможно, это были шестидесятые или пятидесятые. Возможно, это был Нью-Йорк, возможно - Бруклин, где он вырос. В любом случае он осваивал саксофон, а также, как и многие джазмены того времени, флейту и кларнет. Потом появился запрет. Закон о нью-йоркских кабаре.*

Неожиданно прекратилась игра на барабанах во всех городских кварталах. Даже в Манхеттене. Музыка чёрных вдруг оказалась слишком громкой для белых. Ритм-гитара стала заменой запрещенных барабанов. Поэтому Стивенсон начал играть на гитаре. На той обшарпанной гитаре с ритм-приводом, на которой он играет до сих пор. В Yorckschlösschen. Или в A-Trane. Или в другом месте Берлина. «Это просто работа», - говорит Стивенсон, и его голос с каждым словом этой фразы зазвучал на полтона выше. Он хочет сказать, что на самом деле просто играл, чтобы зарабатывать деньги. Гитара ли, или саксофон - речь идёт о деньгах. Миф о бедном негре, который, вдохновлённый блюзом, постепенно продвигался от небольших улиц Бруклина до 152-й Стрит и далее, до оркестра Театра Аполло - эту историю Стивенсон не рассказывает. Он освоил ремесло, чтобы заработать себе на хлеб, в музыкальной школе он научился читать ноты. Он не пьет и не курит, он не вписывается в стереотип о бедном художнике. Стивенсон был продюсером, менеджером, работал на Бродвее. Он существовал в самом центре музыкального бизнеса Нью-Йорка. «Когда приходили звёзды, чтобы отобрать для своего концерта трубача, саксофониста, басиста, я точно знаю, что они спрашивали меня, Арета, Арета Франклин, всегда приходила ко мне, если ей был кто-то нужен. Она всегда приходила со своей ритм-секцией и одним или двумя музыкантами, остальных я должен был подыскать в городе вместе с ней. Я был единственным чёрным на этом рынке, которому они доверяли. Я знал, кто пил, кто принимал наркотики, кто был пунктуален. Я знал хороших ребят! Тех, кто знал, как играть эту чёртову музыку!»

Недавно он был дома в Нью-Джерси у своих сыновей. Так как он когда-то купил дом, жилой дом, это было навсегда. За первый полученный им крупный чек на $13 000 – еще одна из немногих цифр, которые он не забыл. Это была доля прибыли за миньон, что был распродан тиражом в четверть миллиона копий, с песней известной во всём мире как «Aquarius» группы «Fifth Dimension». Надпись на обратной стороне гласила: «Don’t Cha Hear Me Calling You», и это была композиция Рудольфа Стивенсона.

Однако то, что вещи Стивенсона исполняли Джо Завинул, Джордж Бенсон или Декстер Гордон, что Херби Манн с 1966 года играл «Comin’ Home Baby», всё это едва ли знает кто-то из тех, кто аплодирует старому гитаристу, если он вновь проводит вечер в Yorckschlösschen. Это твёрдо знает только он сам. Но он не много рассказывает об этом, «he's got the blues» - «у него на душе блюз».

«Я просто играю музыку! Это моя работа», - говорит он и играет, немного понижая тон. Годы первого успеха, когда он каждую ночь играл с Прайсом «Stack-O-Lee», ставшую в 1959 г. «номером 1» в чатах!

Не могу удержаться. Классное исполнение Сэмюэля Л. Джексона!
Samuel L Jackson Stack O Lee - VideoПост подготовлен hhhhhhhhl


Пост подготовлен hhhhhhhhl
Когда он получил работу в Театре Аполло в Нью-Йорке, когда играл в оркестре Дюка Эллингтона и когда его ангажировала великая Нина Симон, которая перед этим записала хит всех времён «My Baby Just Cares for Me». Он записывал с ней новые пластинки, однако ни одна не была настолько успешна, как эта. Пять лет спустя он перешел работать к «Fifth Dimension» (полная версия «Fifth Dimension»). «Меня часто спрашивают, почему я расстался с Ниной». Она была звездой. Она была великолепной, и она была приятным человеком. «Но решение было очевидным: Нина платила за тур, а с «Fifth Dimension» я получил ежемесячную зарплату».

Годы спустя она позвонила своему старому гитаристу, она хотела приехать в Берлин и отправиться с ним в тур по Европе. Однако Стивенсон, который годом раньше совершил большой тур по сценам Бродвея, уже подписал контракт с Андре Хеллером, который хотел посетить в Берлин с шоу «Body & Soul». «Выброси контракт!» - сказала Нина. Но Стивенсон не выбрасывает контракты. Контракт есть контракт. Стивенсон поехал с Хеллером в Берлин. Это был 1988 год. С тех пор он здесь.

Однажды он уже бывал в этом городе: в течение трёх месяцев в он участвовал в постановке бродвейского мюзикла «Bubbling Brown Sugar» в театре Theater des Westens. А по вечерам знакомился с клубами и музыкантами. «Black and Blue», музыку к которому он написал сам, также прошёл в Берлине успешно. Мюзикл же Андре Хеллера провалился. Через три, четыре или пять дней. «Я точно не знаю, почему он был отменён. У них не было времени на репетиции, осветитель направлял свои прожектора мимо актёров, на премьере запись музыки запустили на две минуты позже.» Берлинская пресса обрушилась на Хеллера. Всё же Стивенсон не вернулся назад в Нью-Йорк, он искал квартиру недалеко от большого парка, Hasenheide - части центрального парка в Кройцберге.

Когда Стивенсон говорит о Нью-Йорке, его глаза улыбаются. Не из-за былых времен. Они в прошлом. Он чувствует душу города. Звук. Мелодию. <...> «Это здорово, совсем как в Нью-Йорке!» Снова его голос становится выше с каждым словом предложения. Точно так же погоду в городе на Шпрее Стивен считает симпатичной лишь потому, что она такая же, как в том городе. Собственно, Стивенсону нравится в Берлине всё то же, что нравится ему и в Нью-Йорке. Однако когда Олаф снова спрашивает, не тоскует ли он по дому и не намерен ли вернуться назад, он отвечает: «Может быть. Когда-нибудь, когда я состарюсь. Но здесь прошло уже 25 лет!»
Пост подготовлен hhhhhhhhl
О своём возрасте он говорит неохотно. Стивенсон усмехается и поворачивает матовой гранью золотое кольцо: «Я родился давным-давно». Даже большинство его друзей не знают, сколько ему лет. Он никогда ничего не рассказывает. А если кому-то и известно, он не скажет. Например, как Вольфганг. Вольфганг Рюгнер, «очень хороший человек», он является кем-то вроде директора проекта«Rudy Stevenson All Stars». Они объединились, чтобы играть традиционный джаз, так как его играют сейчас старые нью-йоркерцы – здесь, среди одних лишь немецких белых парней. «Но мне не важно, черные они или белые. Это всегда было неважно. Так же, как и тогда, в Нью-Йорке. Они должны понять, что такое джаз. А джаз, знаешь, это голос». Три года назад, в канун Нового года, когда Бобби Дюрам, барабанщик легендарного трио Оскара Питерсона, посетил своего старого друга в Берлине, он поднялся на маленькую сцену Yorckschlösschens, и играл с белыми парнями из «Rudy Stevenson All Stars», и праздновал наступление Нового года «всей моей жизни».

Взгляд Стивенсона блуждает по линиям электропроводки под потолком. «Я хотел бы поехать в Африку, - неожиданно говорит он. - Я родом оттуда. Мой дед ...». И наконец становится ясно, что жизнь и музыка Руди Стивенсона гораздо больше, чем «просто работа».
___________________________________________________________________________
Пост подготовлен hhhhhhhhl
* Система лицензий в нью-йоркских кабаре

Законами конца 1926 – начала 1927 гг. в Нью-Йорке была введена система регулирования деятельности наиболее «злачных» мест города – ночных клубов, кабаре – путем введения лицензий, дающих право осуществлять там работу. (Согласно определению, под кабаре подразумевалось «любое помещение, место или пространство в городе, где разрешалось проведение музыкальных выступлений, пения, танцев или других подобных развлечений в сочетании с ресторанным бизнесом или с бизнесом, прямо или косвенно связанным с продажей населению еды или напитков».) В 1931 г. управление этим процессом перешло от городского Бюро по лицензированию к соответствующему отделу полицейского департамента – шаг, мотивированный «злодеяниями, процветающими в эпоху сухого закона». Таким образом, полицейские получили право фотографировать и снимать отпечатки пальцев у обращавшихся за документами людей, а также отказывать в выдаче лицензий лицам с неблагонадежной, на их взгляд, репутацией.

Изначально эти лицензии необходимо было получать лишь поварам, официантам и посудомойкам, однако с 1943 г., стремясь сделать ночную жизнь города более здоровой (и, не исключено, менее радикальной), их сделали обязательными также для музыкантов и прочих артистов. Музыканты перед выступлениями должны были предоставлять свои карточки владельцам ночных клубов, а владельцы – регистрировать их в специальных книгах для последующих проверок полисменами. Было незаконно нанимать человека, не имеющего лицензии, выдавались же они только тем, за кем не числилось никаких правонарушений, независимо от тяжести преступлений. Обновлять лицензии следовало каждые два года, потерять же их было легче легкого.

Такая система была огромным инструментом давления, так что, само собой, в ней пышным цветом расцвели бюрократия, взяточничество и коррупция. По сообщениям некоторых источников, собранные деньги шли на пополнение полицейского пенсионного фонда. Зачастую податели заявления на лицензию отправлялись в соседнюю фотостудию за фото для документов – даже если они приносили с собой свои снимки.

У множества музыкантов, в том числе Билли Холидей, Чета Бейкера, Чарли Паркера, Телониуса Монка, лицензии были отозваны из-за обвинений в употреблении наркотиков. Некоторые артисты, (среди них можно назвать Нину Симон, Квинси Джонса) пытались бороться с системой в судебном порядке.

Иногда, получив отказ в выдаче документа, удавалось нанять адвокатов и добиться его получения. Однако у многих не было либо денег, либо необходимых знаний о том, как нужно действовать. Просьбы других, по слухам, постоянно отклоняли из-за того, что они поддерживали отмену расовой сегрегации.

Порой возникали просто оскорбительные ситуации: известен случай, когда Билли Холидей пришла однажды в клуб поддержать своего пианиста, выступавшего с другими артистами. В баре находились владелец заведения и полисмен не при исполнении. Владелец попросил Леди День спеть, она колебалась, памятуя о присутствии в зале полиции, а затем узнала, что желание послушать ее пение исходило именно от офицера.

Фрэнк Синатра бойкотировал нью-йоркские кабаре с 1957 г. (хотя в 50-х ему было разрешено работать в клубах города без необходимого документа): он отказался получать лицензию, считая необходимые для этого снятие отпечатков пальцев, фотографирование и дознание унизительными. Его послание позднее зачитывалось в городском совете при рассмотрении вопроса об отмене этого документа.

Нередко лишение лицензии означало для музыканта лишение средств к существованию. (Хотя ограничения касались именно кабаре и не могли запретить выступать в театрах или даже на главной сцене – в Карнеги-Холл.) Несомненно, система оказала серьезное влияние не только на карьеры и жизни многих артистов, но и на развитие искусства в целом, так как препятствовала активному перемещению в центре музыкальной жизни города наиболее важных для нее творческих личностей.

В конце 50-х недовольство системой стало нарастать. Скандал разразился после смерти в 1960 г. комика Лорда Бакли – он скончался от сердечного приступа, спровоцированного, вероятно, в том числе и тем, что его последнее выступление было остановлено полицией из-за нарушений с лицензией (ее отозвали на несколько недель из-за судимости 19-летней давности за пребывании в общественном месте в состоянии алкогольного опьянения). Вскоре после этого был созван Гражданский комитет экстренного реагирования, чтобы положить конец лицензированию раз и навсегда. Комитет выдвинул обвинение против департамента полиции во взяточничестве, заявив, что многим артистам пришлось давать мзду, чтобы получить карточки, без которых они не могли работать. Как и следовало ожидать, полиция отреагировала жестким рейдом по 1 200 заведениям, выявив массу нарушений. Наказанием было приостановление деятельности на 4 дня, а поскольку акция проводилась накануне дня Благодарения, это означало, что клубы простояли закрытыми все праздники. Разумеется, полиция отказалась признать себя виновной, однако согласилась пойти на некоторые уступки: сделать лицензии постоянными, не требующими обновления, и выдавать их не в участках, а в «более привычной артистам сфере» - офисах в театральных районах. В 1961 г. управление вопросом вновь перешло от полиции к Департаменту лицензирования. Новый мэр, пришедший к власти в 1966 г., относился к индустрии развлечений с куда меньшим подозрением. Наконец, в 1967 г. ненавистная система лицензирования была отменена, городской совет принял такое решение с 35 голосами «за» и лишь одним – «против».

Подготовлено mila_n_ista, за что ей огромное спасибо!
по материалам:
http://en.wikipedia.org/wiki/New_York_City_Cabaret_Card
http://jazztimes.com/articles/30069-the-cabaret-card-and-jazz
http://www.criticalimprov.com/article/view/1084/1733
Пост подготовлен hhhhhhhhl
___________________________________________________________________________

А под конец супернаходки на YT!

Nina Simone Live in Holland 1965

Nina Simone (Piano, Vocal)
Rudy Stevenson (Guitar)
Lisle Atkinson (Bass)
Bobby Hamilton (Drums)

Brown Baby
Four Women
The Ballad Of Hollis Brown
Tomorrow Is My Turn
Images
Go Limp
Mississippi Goddam
jazzicons.com


Пост подготовлен hhhhhhhhl
А вот ещё:
запись передачи "Джем-5" канала "Культура", фрагменты с концертов Нины Симон в Голландии 1965 г. (того, что выше) и в Англии в 1968 г. с русскиси субтитрами на песнях и заказдровым переводом её конферанса, описанием и ссылкой на скачивание с рутрекера - Nina Simone (Russian Subtitles) Нина Симон. Диалог с залом на GO LIMP, примерно на 28 минуте, и подпевание зрителей - прелестны:)

Comments

( 23 comments — Leave a comment )
goldfond
Dec. 1st, 2013 01:07 pm (UTC)
Спасибо) Как всегда такое обилие информации, что просто теряешься))
Кстати, в ночь на субботу 1-й канал показал фильм ХЛ о Новом Орлеане, тот самый, который Вы мне дали в начале нашего знакомства)
hhhhhhhhl
Dec. 1st, 2013 01:13 pm (UTC)
Да нет, здесь последовательно: интервью и материал о лицензиях, вот об этих сложностях в золотой век джаза я лично не знала. Немножко перевела сама, а mila_n_ista раскрыла тему.

Передача Клявера с русскими сабами на песнях Нины Симон - супернаходка!

Вот куда нас вывел Руди Стивенсон.
goldfond
Dec. 1st, 2013 01:17 pm (UTC)
Скоро Вы так настрополитесь, что помощь mila_n_ista уже не понадобится))
Вы для меня - как ликбез в области джаза и блюза. Я их очень люблю, но знаю очень мало имён)
hhhhhhhhl
Dec. 1st, 2013 01:22 pm (UTC)
И для меня, только самоликбез. Я тоже просто слушала в оснвном.
goldfond
Dec. 1st, 2013 01:26 pm (UTC)
Вот так и возникает цепочка - все просто слушают, потом возникает один, интересующийся деталями, делится ими - и пошло-поехало)))
hhhhhhhhl
Dec. 1st, 2013 01:29 pm (UTC)
Да, возник Интернет и пошло поехало, так, пожалуй.
Иначе куда бы мы, какую книжку не тронешь по истории американской музыки - тыщи бешенные.
Эту в библиотеке брала!
goldfond
Dec. 1st, 2013 01:32 pm (UTC)
Я даже не знала, что такая классная книга существует!)
hhhhhhhhl
Dec. 1st, 2013 01:38 pm (UTC)
Я не удовлетворилась. Как-то конспективно очень. Про Ирвинга Берлина у нас в своё время лучше был материал слбран.
hhhhhhhhl
Dec. 1st, 2013 01:14 pm (UTC)
Жаль, что передачу пропустила. Всё в компе смотришь...
allodyn
Dec. 1st, 2013 02:11 pm (UTC)
Классная гитара! - я про Сэма
hhhhhhhhl
Dec. 1st, 2013 02:21 pm (UTC)
Вы любите гитару, как мне кажется. С Раем Кудером у Вас классно получилось от Миссиспи до Ганга.
allodyn
Dec. 1st, 2013 03:20 pm (UTC)
это не у меня - это у Рая классно получилось )))
hhhhhhhhl
Dec. 1st, 2013 03:29 pm (UTC)
:)
je_nny
Dec. 1st, 2013 02:15 pm (UTC)
Интересно, очень! Спасибо!
Сижу - слушаю...
hhhhhhhhl
Dec. 1st, 2013 02:21 pm (UTC)
Это то, о чём я говорила.
luckyed
Dec. 1st, 2013 02:24 pm (UTC)
Слушай, твои записи нужно собрать и издать отдельной книжкой. Они того заслуживают. Такая кропотливая работа и столько любви.
hhhhhhhhl
Dec. 1st, 2013 02:28 pm (UTC)
Я просто тщательная. И друзья помогают, да и язык потренировала малость. Но всегда что-то вылезет неожиданное, как эти лицензии и концерт Нины Симон с русскими сабами.
mila_n_ista
Dec. 2nd, 2013 08:38 am (UTC)
Огромное спасибо!
Наблюдать, как прямо на твоих глазах рождается новый пост, новое исследование безумно увлекательно.
Чудесная оказалась статья, написанная с душой.
Я точно так же начинала лишь слушая; уже говорила, что Руди Стивенсон стал моим открытием при подготовке поста о Нине С., а теперь вот еще и история с лицензиями в Нью-Йорке. Безмерное удовольствие обнаруживать новое в любимой сфере!

Ну, и находки, разумеется, восхитительные!

Edited at 2013-12-02 09:04 am (UTC)
hhhhhhhhl
Dec. 2nd, 2013 09:22 am (UTC)
Да, здесь у нас настоящая совместная работа. Да у статьи есть стиль. Уж не знаю, сохранилось ли в переводе что.
Я помню, Вы писали про то, что Руди Стивенсон стал открытием. Для меня тоже. история с лицензиями неожиданная абсолютно.
Спасибо за помощь!
mila_n_ista
Dec. 2nd, 2013 09:26 am (UTC)
Вы же знаете: всегда пожалуйста и всегда с удовольствием :)
mila_n_ista
Dec. 2nd, 2013 10:01 am (UTC)
А вот в голландском видео как раз и видно, как Стивенсон играет не только на гитаре, но и на флейте!
hhhhhhhhl
Dec. 2nd, 2013 03:14 pm (UTC)
А ВЫ поняли, что видео по ссылке с русскими сабами 2 (ДВА) концерта и голландский в том числе.
mila_n_ista
Dec. 3rd, 2013 07:34 am (UTC)
Конечно. Только посмотреть пока еще не успела, самое-самое начало лишь.
( 23 comments — Leave a comment )